Проект находится на реконструкции
Сайт губернатора Архангельской области Игоря Орлова — это площадка для обсуждения тем, волнующих жителей нашего региона, с участием руководителей правительства Архангельской области.

Белые ночи губернатора Архангельска: как сегодня живет российская Арктика

10 февраля 2017 13:59ИА «Политика сегодня»

Губернатор Архангельской области Игорь Орлов рассказал ИА «Политика Сегодня» о русском духе, столичных «Макдональдсах», Кончаловском и алмазах, которые нашли в регионе.

В марте в Архангельске пройдет международный форум «Арктика — территория диалога», на котором обсудят освоение стратегически важного региона и пути развития. Известно, что покорение Русского Севера началось именно с Архангельска – самого крупного города в арктической зоне России, откуда некогда стартовали первые полярные экспедиции вдоль северных берегов нашей страны. В преддверии важного мирового события мы пообщались с главой Архангельской области Игорем Орловым, который поведал об особенностях жизни в своем регионе, о проблемах и о путях их решения, а также о дружбе с Кончаловским и уникальных традициях своего края.

- В конце января центр мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций МЧС России сообщил о том, что Архангельская область входит в рейтинг регионов с большим риском обрушения зданий и мостов. Находится ли ситуация на контроле губернатора? Как Вы видите разрешение?

- Я видел это сообщение. Очень высоко оцениваю результат работ по мониторингу угроз. Надо понимать, что оценка возможной угрозы и ее развитие – это разные вещи. Угроза того, что в регионе могут быть какие-то  чрезвычайные ситуации, учитывая климатические условия, состояние инфраструктуры, а многие объекты были построены в советское время, не исключена. Но нас это стимулирует к тому, чтобы быть готовым предупредить ЧС. Действительно, есть ряд особых крупных инфраструктурных объектов, работающих в постоянном режиме. Идет регулярная оценка состояния опор, перекрытий, пролетов мостов. У нас есть радиационно- и экологически опасные объекты ЦБК. Мы внимательно следим за теми объектами, которые имеют «преклонный» возраст. Эта работа не является для нас экстраординарной, она регулярная, системная.

- Ваша недавняя встреча с президентом РЖД Олегом Белозеровым и обсуждение проекта «Белкомур» - это тоже играет какую-то роль в предупреждении угроз обрушения тех же самых мостов?

- Да, эта тема была в нашем обсуждении. Зная современное состояние моста, мы договорились о проведении целого комплекса мероприятий по его ремонту и восстановлению. Это текущая работа, как в любой сложной инженерной системе. В целом, встреча с Олегом Валентиновичем была очень насыщенной и предметной. Мы говорили о «Белкомуре», о новых инфраструктурных проектах. Ведь надо понимать, что «Белкомур» – это не просто дорога в Архангельск, а опора всего каркаса железных дорог России. Речь не идет о том, что из Перми, к примеру, привезут мешок удобрений в Архангельск. Речь идет о том, что будет задействован мощный транзитный маршрут от Соликамска до Мурманска с выходом на северный широтный ход в сторону наших портов Салехарда, Воркуты, Нарьян-Мара. Развитие маршрута на планируемый порт «Индига». Сегодня, при запуске дороги «Белкомур» количество новых грузов составит 63 процента от объема перевозок. Мы увеличиваем объем грузов и вовлекаем их в оборот экономики страны и даже мира. Мы прогнозируем 35 миллионов тонн максимальной нагрузки на дорогу. Более 20 миллионов тонн - это новые грузы, которые помогут поднять экономику России.

- В чем польза от запуска «Белкомура» конкретно для Вашего региона?

- Любой регион - будь то Калужская, Архангельская или Красноярский край - живет за счет транзита услуг, которые через него проходят. Поэтому для Архангельской области вопрос транзита товаров, услуг и обслуживания транзита является неотъемлемым источником дохода. Архангельск чувствует себя уверенно, когда он формирует объем услуг и товаров, и является площадкой для перевалки грузов других регионов. Это было, когда Архангельск был новым портом, единственным северным портом страны, в котором шла перевалка грузов из Европы в сторону Центральной России и обратно. Когда мы перевозили лес, пушнину, соль и другие ресурсы. Вспомните знаменитое путешествие англичанина Ричарда Ченслера, который позже стал почетным дипломатом, к Ивану Грозному через порт, через Николо-Корельский монастырь. Потом, когда мы стали «всероссийской лесопилкой», был целый ряд процессов, благодаря которым регион очень активно развивался. Уверен, что «Белкомур» даст новый импульс в развитии региона и областного центра. Даже сейчас, учитывая перспективы Архангельской области по глобальным арктическим проектам, мы понимаем, что можем предоставить всем, кто приходит на эту удивительную землю, целый комплекс услуг, в том числе и транзитных.

- Местное население охотно идет развивать Арктику или это привлекает в основном приезжих?

- Местное население и так является жителями Арктики. Они развивают ее территорию последние тысячу лет. Мы не воспринимаем Арктику как базу для освоения углеводородов или других природных ресурсов. Мы живем в Арктике, являемся ее частью. Для нас это не новый проект, а среда обитания. Арктика – это территория, которая охватывает все аспекты деятельности – экологию, арктическую медицину, развитие малых народов, промышленность. Мы готовы предоставлять свои знания, умения, опыт абсолютно всем. Ведь нужно понимать, как правильно добывать рыбу в прибрежных территориях, как ее сохранить на долгое время. Все это мы умеем лучше, чем другие. Арктику вахтовым методом не освоить, нужно жить и работать здесь, изучая все процессы изнутри, и научиться сохранять хрупкое равновесие между природой и промышленной деятельностью человека. Более того, заявляем, что «без нас у вас ничего в Арктике не получится», потому что вахтовым методом ее не освоить.

- В последнее время развитию Арктики уделяется особое внимание на уровне президента. С чем это, на Ваш взгляд, связано и почему так активно занялись этой темой именно сейчас?

- Да, на уровне государства развитие региона расширяется, становится более значимым, интересным, многоплановым. Потому что это новая тема. Как когда-то Казахстан был новой темой - территорией для развития определенных отраслей, освоения целины. Сейчас тоже самое происходит с Арктикой. Здесь, например, самые экологически чистые продукты, самые большие запасы воды. Здесь высокорентабельные месторождения полезных ископаемых, наши алмазы это подтверждают. Все считали, что алмазы добываются в Якутии и в ЮАР, а оказывается, они есть и в Архангельской области.

- Да, известно, что в январе в регионе нашли алмаз в 30 карат… Как развиваете добычу алмазов?

- Недавно я встречался с геологами, которые рассказали о новых территориях, где будут добывать алмазы. Тут ведь важна еще и экономическая целесообразность. Все разработки будут оценивать специалисты. Но геологи уже знают, что алмазы там есть.

- Какие еще направления сейчас активно развиваются в регионе?

-  Развитие идет по многим направлениям. Это и туризм, и прирост новых территорий. Вот, например, на Новой Земле нашли два острова. Это привело к тому, что увеличилась территория Архангельской области и, соответственно, Российской Федерации.

- Как у вас в регионе, который занимает огромную территорию, обстоят дела с образованием и медициной? Какие слабые места есть в социальной сфере?

- Мы - часть Российской Федерации. Соответственно, и наши проблемы такие же, как и по всей стране. У нас есть чем гордиться, но и есть, к сожалению, недостатки. Считается, что народ не хочет жить на Севере, образование, современная экономическая ситуация достаточно сложна для всех отраслей, и система здравоохранение – не исключение - это отражается на нас. Сейчас идет активное развитие системы медицинского страхования, здравоохранение испытывает те же проблемы, что и остальные. Здесь есть и нехватка кадров, где-то недостаточно фельдшерско-акушерских пунктов. Но все эти ситуации мы решаем. У нас есть наработки в системах образования и здравоохранения, которые учитывают особенности нашей территории и требующие дальнейшей работы над ними в интересах жителей Архангельской области. Вот, к примеру, сейчас много разговоров ведется про телемедицину. А мы в этом году осуществили более четырех тысяч медицинских консультаций в дистанционном режиме именно через эту систему телекоммуникаций. Наша телемедицина совершенно уникальна: система построения трехуровневого оказания медицинской помощи, базируется на межрайонных центрах и областных учреждений системы здравоохранения. Они отрабатывают те решения, которые приняты Федерацией, но с привязкой особенностей нашей многовековой земли.

По образованию у нас тоже есть свои особенности – это связанно с протяженностью территории региона, с большими расстояниями между населенными пунктами. Сегодня у нас нарабатывается собственная стратегия в строительстве новых школ, медучреждений, особенности региона учитываются при подготовке учителей, врачей. К примеру, у нас плотность населения менее двух человек на квадратный километр, а для сравнения в Ленинградской области - 15-20 человек на квадратный километр. Есть особенности и с энергоресурсами. К примеру, одно дело продавать бензин в Подмосковье, а другое дело привезти его в наши удаленные территории, где нет полноценной дороги, либо водная переправа или ледовая. Это отражается на цене теплоносителя.

- Вы заговорили о тарифах и не секрет, что эта тема по Вашему региону широко обсуждается. С чем это связано и как Вы пытаетесь решить эту проблему?

- Мы живем на Севере, здесь стоимость энергии существенно выше. Но, когда речь идет о ценах для населения, то они соразмерны, например, с соседней Вологдой. Если обратиться к статистике, станет ясно, что у нас есть кое-какие вещи, которые стоят дешевле, чем в южных регионах того же Северо-Запада. По тарифам у нас трудностей больше у юридических лиц. Экономически обоснованные тарифы высокие, наш предприниматель платит дороже за ресурсы, он обеспечивает и исполнение социальных обязательств перед работниками: удлиненный отпуск, два раза в год поездки в отпуск всей семьей – это все, что сформулировало государство, а предприниматель выполняет государственные обязательства за свой счет. Мы предлагаем со своей стороны оказать поддержку предпринимателям в виде конструкций доступа к деньгам, кредитным ресурсам, в рамках взаимодействия с фондами.

- И что Вам отвечает федеральный орган?

- В августе прошлого года я докладывал президенту о наших инициативах. Владимир Владимирович дал поручение правительству выработать предложения, которые позволят создать благоприятную среду для северных предпринимателей. Так как это все-таки не совсем справедливое отношение к предпринимательству. Мы активно работаем с ресурсоснабжающими организациями, чтобы они, в свою очередь, адекватно подходили к своим тарифам. Ведь, если «передавишь» и предприниматели уйдут, то продавать их же ресурсы будет уже некому. Одним словом, ищем взаимодействие. Например, «Газпром» уже пошел нам на встречу, Росморпорт и их тарифы по обслуживанию судов, заходящих в Архангельск – это постоянная работа государства, моя, как губернатора, формировать положительные условия.

- А предприниматели – это тоже местное население?

-  По большей части, да. Есть, конечно, и приезжие, но основная масса - местные. Хотя у нас азербайджанская, армянская, белорусская, украинская диаспоры очень мощные. Они увеличиваются, прирастают, взаимодействуют, активно идут в бизнес, расширяют свои возможности. Предприниматели, что и понятно, нацелены на получение прибыли. Северный менталитет особый, не все могут выдержать жизнь в этих условиях, но и не все хотят Север покидать. В Северодвинске, например, ввели северный коэффициент, чтобы люди здесь жили. Есть ведь у государства социальные формы поддержки. Источники этой поддержки каждый раз требуют обсуждения на определенных этапах. У нас есть поддержка бюджетная со стороны государства, дотационность региона формируется из-за того, что он работает в сложных экономических условиях. Есть выплата разницы между экономически обоснованным тарифом и тем, который платят потребители. В Вологодской области он равен нулю, а у нас он составляет 3,5 млрд, но мы же выполняем эту функцию, поддерживаем ее, помогаем людям в этих условиях.

- Для бюджета региона, какой бизнес наиболее прибыльный, откуда идет больше всего налогов?

- Любой бизнес нам важен! Главное, что это даст работу людям и укрепит налоговый каркас региона. Сегодня основными источниками являются нефтегазовые доходы, которые приходят из Ненецкого АО, наши природные ресурсы – это лес, алмазы, всевозможные песчаные смеси, машиностроение, мощнейший комплекс связан с Северодвинском. А вот скачки в стоимости нефти не оказали никакого влияния на выполнение социальных обязательств. Да, где-то нам пришлось поджаться, но при этом мы не оказались в лихорадочном состоянии поиска денег. У нас поднялись доходы по лесу, алмазам, которые помогают возместить потери. Мы выполнили все обязательства в социальной сфере, а это очень важный показатель!

- А как обстоит ситуация в регионе с экологической стороны?

- Можно сказать, что стали меньше использовать ресурсы, поэтому экология улучшилась. Высокие требования есть к целлюлозно-бумажным предприятиям, которые сегодня серьезно работают над вопросами экологии. Выросли требования для судостроительных компаний. Система жилищно-коммунального хозяйства тоже находится на контроле, ведь сбросы в сточные воды со стороны канализационных, теплоэнергетических компаний – это не самое лучшее экологическое влияние. У нас была одна горячая точка в системе мониторинга в Баренцевом море – это ТЭЦ в Северодвинске. Вот, могу отчитаться - ее убрали из горячих точек, так как уровень напряжения снижен.

- В январе исполнилось 5 лет Вашей службы на посту губернатора Архангельской области. Что было самым главным, что самым сложным?

- В регионе не может быть какого-то главного объекта, ведь я не могу сравнивать дорогу и детский сад или созданную школа и предпринимательство на каком-то направлении. Моя работа - это целый комплекс мероприятий, нацеленных на развитие региона. Мы продолжаем развиваться. У нас позитивная тенденция развития, мы не допустили каких-то отклонений от движения вперед. У нас есть интерес инвестора, есть вера людей, есть условия для самореализации здесь, на местах. Но нужно еще очень много сделать для развития территорий нашего региона. Работа есть и ее много!

- За время Вашего губернаторского срока из Архангельской области стало меньше уезжать молодых специалистов?

- Тенденция оттока жителей из Архангельской области существенно снизилась. Если в 2012 году из региона уехало около 12 тысяч человек, то в 2016 году – около 7.5 тысяч. Изменилась экономическая ситуация в центрах притяжения: Петербург, Москва. Раньше ехали туда в «Макдональдсах» работать, теперь они и у нас открылись. Надо дать людям приложить свои знания и умения здесь, помочь им заработать, чтобы поднять свой социальный статус. Есть тенденция строительства жилья, растет качество жилья, дорог, социальные учреждения: строим школы, в сельском хозяйстве. Мне нравится тенденция, что к нам стремятся ехать люди из других регионов.

- Люди едут на высокие посты?

- Необязательно. Например, есть врач, который переехал к нам в Лешуконский район. А ведь что такое Лешуконский район – это отдаленное место, в которое даже летом можно добраться через две большие переправы и ряд маленьких. Это район, где недавно температура была ниже 50 градусов. Это район, который два раза в год полностью отсекается от «большой» земли - ни самолеты не летают, ни поезда не ходят, там вообще нет даже дороги, чтобы нормально проехать. Но туда приехали ребята из Ростова, врачи, семья. Они захотели и приехали на Север, потому что знают, что нужны, что будут спасать людей. И таких примеров у нас масса. Едут люди покорять Север и самореализовываться.

- Давайте про культуру поговорим. Известно, что Вы и с Кончаловским дружите…

- Когда Андрей Сергеевич Кончаловский ехал сюда работать над фильмом «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», он думал снимать картину об умирающей русской деревне. И кто-то продолжает видеть в этом фильме некий негатив, но сам Кончаловский после долгих наших разговоров, даже иногда споров, согласился, что нужно говорить о том, что деревня сегодня является местом возрождения России. Все это я это увидел в фильме! Да и сам фильм получился умный, требующий анализа. Между прочим, Кончаловский здесь провел первую российскую премьеру «Рая», на которой сказал, что после съемок в Кенозерье, общения с местными жителями у него наступил новый этап в творческой биографии, новое осмысление своего пути в режиссуре. Так что, можно сказать, мы подарили миру нового Кончаловского!

- Не говорил Андрей Сергеевич Вам по секрету, может еще какой-то фильм у вас снимать будет?

- Будет! Есть планы, достаточно интересные и опять ориентированные на человека. Дай Бог ему сил, здоровья, вот таких вот творческих порывов, чтоб он делал хорошее кино. В ближайших планах, как он говорил, он будет снимать в Италии фильм про Микеланджело, а следующая картина опять о нас, о русских, о нашей многогранности, противоречивости.

- И опять здесь?

- Мы будем ему предлагать сюжеты для этого фильма!

- Я знаю историю, когда Вы, посмотрев в Петербурге премьеру многочасового спектакля Додина «Братья и сестры», сразу пригласили труппу сюда...

- Умеем! (смеется). Знаете, главным является то, что я хочу, чтобы больше было таких культурных открытий в самой Архангельской области. Ведь приезд Додина - это не только был показ удивительного театра, удивительной постановки «Братья и сестры». Постановки, которая была рождена здесь Абрамовым, является духом этого Севера. Это еще и последующая реакция. Все ребята, которые сюда приехали - актеры, да и сам Додин - они пели дифирамбы нашему краю. Они были потрясены, когда увидели настоящие белые ночи. Бабушек абсолютно искренних с голубыми глазами, маленьких детей, которые не сидят круглосуточно в своих гаджетах, а играют в обычные русские игры – это все создает совершенно другое ощущение.

- То есть, Вы в этом видите тоже некую имиджевую историю для Архангельской области?

- Безусловно! Вы знаете, это не я сказал, это сказал академик Лихачев, что больше «русскости», чем в Архангельской области, нигде уже не осталось. Здесь есть наши удивительные деревеньки, которые не вновь созданы, не из бывших леспромхозов или каких-то там поселков для добычи нефти, а которые живут уже несколько веков, являются концентрацией русского духа… Живы до сих пор песни, сказания, язык, все виды традиций, даже суеверия. Все идет из той Руси, которую нам ни в коем случае нельзя потерять и потому конечно, где еще искать русскую душу, если не у нас на Севере, в Архангельской области. Мы рады тем людям, которые могут эти грани как-то иначе представить миру, поэтому вперед, пусть приезжают!

- Помимо культуры, у вас еще и туризм быстрыми темпами развивается. Вы в топ десять вошли, как туристически привлекательный регион. Что конкретно привлекает туристов и, что еще вы можете предложить?

- Однозначно русский дух! Это, несомненно, главное. Дух этот есть во всем абсолютно - в традициях, культуре, обрядах, в общении людей, в молитвах. Это же все то, что невозможно получить ни с экрана телевизора, ни из интернета, ни даже из общения во дворе многоквартирного дома.

- Ну, то есть Вы хотите сказать, что в других, например, соседних регионах, в той же Вологодской области такого самобытного русского духа нет?

- У них другой дух, вологодский… Вы знаете, можно пофилософствовать… То есть, это не значит, что я абсолютно прав, но, то, что делается в более доступных территориях, это - «индустриализация» русского духа. То есть, его специально доконструируют под потребителя. Песенки там, наличники…

- Лубок, как говорится…

-  Да, лубок. Получается да мы знаем даже, что специальные деревни построены - как будто это русские деревни. Но это всего лишь картинка, это не есть место жизни. Но, если вы поедете, скажем, в мезенскую деревню Кимжу, там в домах, построенных более ста лет назад, нет даже замков, двери подпирают палкой. И не боятся, потому что если туда воришка и доберется и чего-нибудь возьмет, то обратно не выберется точно, потому что нужно по бездорожью, по трудным местам проехать несколько сот километров. Где это сегодня осталось? Да, мы понимаем, что есть картинки для потребления, для удивления, они есть где-то в других местах, чуть южнее, но у нас здесь это жизнь, это не картинка.

- У Вас будут мероприятия в этом году по поводу 80-летия Архангельской области. Чем будете удивлять?

- Я уже сейчас могу сказать, что мы удивим и порадуем празднованием нашего юбилея. Мы не готовим какие-нибудь специальные супер оргкомитеты, документы, деньги, бюджетные ассигнования. Мы предложили людям праздновать свой день рождения. Жители настолько ярко откликнулись - уже выбрали эмблему конкурса и перечень мероприятий. Все это формировал не чиновник, а сами люди на соответствующем сайте, голосуя за предложения. С нами повеселиться будет интересно, и обещаем не только много еды, но и хорошие напитки, и хорошие мероприятия.

- У меня есть личный вопрос. Известно, что Вы любите футбол - и смотреть, и играть. С кем играете, за кого болеете?

- Вы знаете, я болею за хорошую игру! И, к сожалению, мне не очень нравится то, что происходит сейчас в российском, да и, честно говоря, в мировом футболе. Главным является не то, насколько красиво сыграла та или иная футбольная команда, а сколько стоит там нападающий или какой бюджет клуба – это деформирует игру, как действо. Но, просто хорошую игру, когда раскрываются игроки, я высоко ценю. Сегодня бывают удивительные игры и в нашем чемпионате, но почему-то не с участием главных команд, которые, к сожалению, больше кичатся не своей игрой, а стоимостью игроков. Это уродует футбол. А выделить конкретную команду не смогу, потому что скажешь, условно, «Спартак», а они иногда сыграют что-то совершенно невероятное, а иногда в игре с «Зенитом» - просто даже стыдно это смотреть. Вот есть пример, когда играют всегда хорошо и с полной отдачей, конечно, это испанская и английская премьер лиги. Там нет проходных матчей, есть максимальная отдача игроков. Когда наши так научатся – это поменяет настроение и внимание к футболу.

Что же касается собственно игры, то, конечно, это просто эмоциональное переключение для меня и моих друзей. У меня есть круг людей, с которыми я с удовольствием играю, причем, уже последние лет двадцать пять – с тех пор, когда я был просто инженером на «Звездочке». Стараемся играть каждую неделю в том спортзале или на той же спортивной площадке, с которой начинал четверть века назад, потому что там совершенно другая атмосфера. Мои друзья вспоминают о том, что я губернатор, когда я нарушил правила, лежу на земле или на полу. Они говорят: «Ой, губернатора ударили». Соответственно – это другой окрас всего, что происходит. Играю с сыном, который очень хорошо владеет мячом.

- Последний вопрос. Что для Вас отдых, как Вы отдыхаете и где?

- Отдых – это для меня переключение деятельности. Не отдыхать вообще нельзя, иначе здоровья не хватит, но можно отдыхать тем, что уехать на пляж и лежать – это мне не нравится. А, вот отключиться от работы с бумагами или уехать в Каргопольский район, побродить по лесу – это мой отдых. При этом там можно с людьми встретиться, чтобы какие-то вопросы обсудить, с директором нацпарка, к примеру. Поэтому такое времяпрепровождение, когда я переключаю какие-то виды деятельности, для меня гораздо более эффективно, чем ленивый пляжный отдых. Обычно на третью или четвертую ночь начинает сниться работа, и отдых перестает быть отдыхом. Начинаешь понимать, что ты можешь что-то не успеть, потерять или можно что-то сейчас сделать по-другому. Даже во время отдыха абстрагироваться от работы не удается.

Автор: Кристина Масенкова

https://polit.info/320070-belye-nochi-gubernatora-arhangelska-kak-segodnya-zhivet-rossiiskaya-arktika

 

Февраль 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728291